Лужином в произведении преступление и наказание

Подводя итоги, хочу сказать, что образ Лужина присутствует и в современном обществе, что всегда было и будет огромнейшей проблемой человечества. Такие люди являются воплощением всего самого отвратительного и безнравственного и, без сомнений, лишь портят наш мир.

«Преступление и наказание» — это известный роман знаменитого писателя Ф. М. Достоевского. Он был написан и опубликован в 1866 году. Это произведение является психологической исповедью. Оно описывает все переживания и угрызения совести того человека, который совершил преступление. Автор вложил в своё «детище» большое количество сил и энергии. Конечно же, много раз менялась задумка романа, затрагивались новые проблемы и прочее. Но изначально же замысел возник, когда писатель находился на каторге в Омске. В романе он хотел изобразить тяжёлое время и условия, в которых жило российское общество в первой половине XIX века. Также это произведение полюбилось людям благодаря его героям. Каждый из которых по-своему уникален. Автор выделяет некоторых из них и переносит на первый план. Родион Раскольников, Соня Мармеладова, Дуня, Лужин и другие – всё это главные действующие лица романа. Давайте остановимся на образе Лужина. Рассмотрим его натуру поподробнее.

Образ Лужина в романе Преступление и наказание Достоевского и характеристика

Лужин не достоин руки и сердца Раскольниковой. Он представляет собой довольно низкого человека, мошенника и клеветника. На людях она стараться выглядеть добрым и разумным человеком, но при малейшем конфликте проявляется его большая вспыльчивость. На самом деле Пётр любит лишь себя. Раскольников считает его недостойным человеком. В конечном итоге Дуня отказывается от предложения выйти замуж за Лужина.

Довольно длительное время занимается адвокатской деятельностью, что приносит ему довольно неплохой доход. В будущем планирует расшириться и открыть собственную адвокатскую контору в Петербурге. Жениться на Дуне он желает в том числе из корыстных побуждений. Она хоть и небогата, зато хороша собой и образована. Он мечтает видеть возле себя послушную рабыню. Благодаря обаянию и уму своей избранницы планирует пробиться в высшие круги общества.

Какова роль образа Лужина в романе евского «Преступление и наказание»? (ЕГЭ по литературе)

Философский роман Ф.М. Достоевского «Преступление и наказание» культуролог и литературовед М.М. Бахтин назвал полифоническим, потому что в нем, как в музыкальном произведении, звучат и переплетаются друг с другом разные голоса, воплощающие различные идеологии и взгляды на мир. Среди них особенно выделяется голос Родиона Раскольникова. На протяжении всего романа автор проверяет его теорию, вводя в повествование двойников героя. Одним из них и является Петр Петрович Лужин.

Но все-таки есть кое-что, что объединяет этих героев – теории, опирающиеся на принцип вседозволенности. Теория «о целом кафтане» Лужина возводит на пьедестал разумный эгоизм, когда люди в первую очередь думают о своем собственном счастье, то есть по сути позволяет человеку действовать исключительно в своих интересах, не взирая на нормы морали. Теория Раскольникова имеет другой смысл: он разделяет людей на обыкновенных и исключительных, то есть способных идти к своей цели и вести за собой других любыми средствами. Но все-таки обе теории допускают возможность человека делать все, что ему хочется, хоть и ради абсолютно разных целей: Лужин говорит о личной выгоде, а Раскольников – об общественном прогрессе. Показательна в этом плане первая встреча Лужина и Раскольникова: подтянутому, одетому в изящную новую одежду Лужину сначала явно неловко находиться в тесной комнатушке Родиона среди едва сводящих концы с концами студентов, а Раскольникову претит индивидуализм Лужина, готового сломать жизнь Дуне ради собственного удобства. Но когда Лужин с ужасом говорит об аморальности убийства старухи-процентщицы, Родион возражает ему, считая, что все произошло по теории Лужина. Получается, что при всей внутренней разности этих персонажей и при том, что на первый взгляд они не похожи друг на другу, их теории ведут к одному – разрешают человеку совершить преступление.

Персонажи Достоевского полны глубины и скрытых смыслов, каждый из них – яркий собирательный образ современности писателя. Второстепенные герои предназначены для того, чтобы подчеркнуть или опровергнуть некоторые черты главного героя. Это помогает понять, в чем смысл сопоставления Лужина и Раскольникова.

Девушку в жены он готов взять жалкую, но не из жалости, а чтобы повысить свой статус перед ней, чтобы она была безотказной и считала его благодетелем. Так или иначе, к финалу романа Лужин остается таким, каким был, а Раскольников находит путь к свету, искуплению и добродетельной жизни.

Лужин: классический образ «Преступления и наказания»

Старуха-процентщица из романа Федора Достоевского “Преступление и наказание” – один из образов этого текста. Литературные критики называют Алену Ивановну второстепенной героиней. Однако именно убийство старушки разделяет жизнь главного героя на две части: до этого поступка и после. Предлагаем читателям ознакомиться с описанием этого произведения

Петр Петрович – дальний родственник Марфы. Героиня предстает как супруга Свидригайлова. Кроме того, Лужин дружит с Лебезятниковым. Этот персонаж тоже играет в произведении второстепенную роль. Также Петр Петрович собирается породниться с семьей Раскольниковых.

Понятно, что в чем-то теория Лужина перекликается с теорией Раскольникова. Только теория студента отличается бескорыстием помыслов, не проповедует достижение личных только эгоистических целей. Достоевский в романе развил мысль о том, что теория «наполеонизма», весьма модная в то время, не имеет своего логического конца и жизнь любого человека вне зависимости от происхождения, звания, чина, достатка и проч. священна.

Достоевский был поистине Мастером Слова. В его произведениях даже второстепенные персонажи были выписаны ярко, зримо, значимо. Вот и образ и характеристика Лужина в романе «Преступление и наказание» изображены настолько полно, хоть и несколькими, можно сказать, скупыми штрихами, что вполне можно говорить о том, что Петр Петрович, равно как и Свидригайлов, является «тенью», пародией на главного героя романа Родиона Раскольникова.

Еще почитать --->  Какие награды оплачиваются

Лужином в произведении преступление и наказание

Петр Петрович Лужин – довольно высокомерный человек, привыкший жить по теории «целого кафтана», согласно которой каждый человек должен заботиться лишь о собственном благе. Лужин самостоятельно отмечает свой ум, свою внешность, часто любуясь своим отражением в зеркале. В повествовании отмечается, что он был человеком тщеславным, любил, когда на него обращали внимание, любил, когда его слушали.

Господин Лужин хочет, чтобы за него вышла замуж Дуня Раскольникова, однако совсем не из-за любви к ней. Он понимает, насколько женщина рядом с мужчиной может поднять его положение. Петр Петрович всю свою жизнь мечтал о девушке благонравной, именно такая «прелестная, добродетельная, образованная» девушка способна «удивительно скрасить его дорогу, привлечь к нему, создать ореол». Для Лужина также было важным, чтобы его будущая супруга обязательно было бедна, чтобы на своем жизненном пути она прошла множество препятствий. Такая «запуганная» девушка, по его мнению, была бы ему предана всю жизнь. Она бы «всю жизнь считала его спасением своим, благоговела перед ним, подчинялась, удивлялась ему, и только ему одному». Лужин искал себе рабыню, готовую ему прислуживать в знак благодарности.

Образ Лужина в романе Преступление и наказание

Раскольников поверил в утопическую идею о делении людей на великих и посредственных. По его мнению, есть те, что, подобно Наполеону, способны вершить историю. Но их мало. Большинство же — серая никчемная масса. Родиону Романовичу очень хотелось верить, что он относится к первой категории. Правда, после совершения преступления он начал подозревать, что его теория имеет некоторые недостатки. Есть в человеческой жизни чувства, любовь. А есть расчетливость, рациональность. Логика жизни опровергает даже самую передовую теорию. Образ Лужина в романе «Преступление и наказание» символизирует расчетливость.

Именно так Достоевский изначально планировал назвать свою книгу. Замысел романа возник во время пребывания на каторге. Здесь Достоевский услышал интересную историю одного студента, который послужил прототипом Раскольникова. Замысел произведения постепенно трансформировался. Из небольшой повести он превратился в объемный роман, изображающий столкновение безнравственных идей с логикой жизни.

С виду весьма «красивая и солидная физиономия». Осанка «преувеличенно-строгая», одежда щеголеватая, преимущественно цветов «светлых и юношественных», несмотря на то, что её обладателю стукнуло ни много ни мало, а 45 лет. Впрочем, выглядел он моложе: лицо свежее, волосы чуть лишь с сединой, всегда тщательно причёсанные и завитые у парикмахера. В целом производил он впечатление человека небольшого образования, но умного, благонадёжного, обеспеченного, как-никак служил в двух местах и собирался открывать своё дело – публичную адвокатскую контору в Петербурге. Но это только внешне. А у каждой медали есть и обратная сторона. Была она и у Лужина – скупая, тщеславная, подлая, мелочная, хитрая. Её-то как раз и увидел проницательный Раскольников, несмотря на простодушные слова матери.

По приезду в Петербург Лужин на правах жениха отправился навестить Раскольникова. Переступил порог он с чувством благодетеля и с нескрываемым желанием выслушать как можно больше сладких комплиментов в свой адрес. Безмерное тщеславие, крайняя степень самоуверенности или, лучше сказать, самовлюблённости, сыграли с ним дурную шутку. Пробившись «в люди», возвысившись из ничтожества, он привык любоваться своей внешностью, своим умом, способностями, и до того доходило, что иногда, наедине, он заглядывался на своё лицо в зеркале. А еще он чрезвычайно любил деньги. Свои, чужие, добытые в труде или иными способами – не важно, главное – само их наличие. Ведь они помогали ему возвыситься над себе подобными и равняли его с теми, кто был выше его. Что ж, почва для сватовства на Дуне самая что ни на есть «плодородная». Но было и ещё кое-что …

Лужином в произведении преступление и наказание

Помимо чиновничьей службы Лужин занимается адвокатской практикой. Достоевский называет его специалистом по «хождениям по тяжбам и искам». Мечта героя – открытие адвокатской конторы в Петербурге. В произведении упоминаются «большие дела», которые приходится вести Лужину, и которые он чаще всего выигрывает, благодаря своему опыту.

Идеальной партией для Лужина в плане женитьбы является Авдотья Романовна Раскольникова. У нее есть все, что нужно Петру Петровичу: молодость, ум, благонравие, воспитание и бедность. Лужин рассуждает следующим образом: Дуня, пережившая много трудностей, будет до самой смерти благодарна своему избавителю, то есть, ему. Петра Петровича восхищает красота девушки и раззадоривает ее пугливость и беспомощность. Лужин ищет рабыню, которая прислуживала бы ему в знак благодарности.

Ну и, наконец, натура Лужина дополнительно раскрывается в его взаимоотношениях с Лебезятниковым, опекуном которого он слыл и у которого остановился по приезде в Петербург: «Он остановился у него по приезде в Петербург не из одной только скаредной экономии, хотя это и было почти главною причиной, но была тут и другая причина. Еще в провинции слышал он об Андрее Семеновиче, своем бывшем питомце, как об одном из самых передовых молодых прогрессистов и даже как об играющем значительную роль в иных любопытных и баснословных кружках. Это поразило Петра Петровича. Вот эти-то мощные, всезнающие, всех презирающие и всех обличающие кружки уже давно пугали Петра Петровича каким-то особенным страхом, совершенно, впрочем, неопределенным. Уж конечно, сам он, да еще в провинции, не мог ни о чем в этом роде составить себе, хотя приблизительно, точное понятие. Слышал он, как и все, что существуют, особенно в Петербурге, какие-то прогрессисты, нигилисты, обличители и проч., и проч., но, подобно многим, преувеличивал и искажал смысл и значение этих названий до нелепого. Пуще всего боялся он, вот уже несколько лет, обличения, и это было главнейшим основанием его постоянного, преувеличенного беспокойства, особенно при мечтах о перенесении деятельности своей в Петербург. В этом отношении он был, как говорится, испуган, как бывают иногда испуганы маленькие дети. Несколько лет тому назад в провинции, еще начиная только устраивать свою карьеру, он встретил два случая, жестоко обличенных губернских довольно значительных лиц, за которых он дотоле цеплялся и которые ему покровительствовали. Один случай кончился для обличенного лица как-то особенно скандально, а другой чуть-чуть было не кончился даже и весьма хлопотливо. Вот почему Петр Петрович положил, по приезде в Петербург, немедленно разузнать, в чем дело, и если надо, то на всякий случай забежать вперед и заискать у «молодых поколений наших». Ему надо было только поскорей и немедленно разузнать: что и как тут случилось? В силе эти люди или не в силе? Есть ли чего бояться собственно ему, или нет? Обличат его, если он вот то-то предпримет, или не обличат? А если обличат, то за что именно, и за что собственно теперь обличают? Мало того: нельзя ли как-нибудь к ним подделаться и тут же их поднадуть, если они и в самом деле сильны? Надо или не надо это? Нельзя ли, например, что-нибудь подустроить в своей карьере именно через их же посредство. Как ни был простоват Андрей Семенович, но все-таки начал понемногу разглядывать, что Петр Петрович его надувает и втайне презирает и что «не такой совсем этот человек». Он было попробовал ему излагать систему Фурье и теорию Дарвина, но Петр Петрович, особенно в последнее время, начал слушать как-то уж слишком саркастически, а в самое последнее время — так даже стал браниться. Дело в том, что он, по инстинкту, начинал проникать, что Лебезятников не только пошленький и глуповатый человечек, но, может быть, и лгунишка, и что никаких вовсе не имеет он связей позначительнее даже в своем кружке, а только слышал что-нибудь с третьего голоса . Кстати заметим мимоходом, что Петр Петрович, в эти полторы недели, охотно принимал (особенно вначале) от Андрея Семеновича даже весьма странные похвалы, то есть не возражал, например, и промалчивал, если Андрей Семенович приписывал ему готовность способствовать будущему и скорому устройству новой «коммуны» где-нибудь в Мещанской улице; или, например, не мешать Дунечке, если той, с первым же месяцем брака, вздумается завести любовника; или не крестить своих будущих детей и проч., и проч. — всё в этом роде. Петр Петрович, по обыкновению своему, не возражал на такие приписываемые ему качества и допускал хвалить себя даже этак — до того приятна была ему всякая похвала. »

Еще почитать --->  Поис Кплатежа По Уин

Надворный советник; дальний родственник Марфы Петровны Свидригайловой, жених Авдотьи Романовны Раскольниковой. Впервые он «появляется» в письме Пульхерии Александровны Раскольниковой к сыну, где подробно описывается, как Дуня вынуждена была оставить со скандалом место гувернантки в доме Свидригайлова из-за его гнусных домоганий, как всё же честь ее была восстановлена и вот посватался к ней некто Петр Петрович Лужин: «Человек он деловой и занятый, и спешит теперь в Петербург, так что дорожит каждою минутой. Человек он благонадежный и обеспеченный, служит в двух местах и уже имеет свой капитал. Правда, ему уже сорок пять лет, но он довольно приятной наружности и еще может нравиться женщинам, да и вообще человек он весьма солидный и приличный, немного только угрюмый и как бы высокомерный. Но это, может быть, только так кажется с первого взгляда. А Петр Петрович, по крайней мере по многим признакам, человек весьма почтенный. В первый же свой визит он объявил нам, что он человек положительный, но во многом разделяет, как он сам выразился, «убеждения новейших поколений наших» и враг всех предрассудков. Многое и еще говорил, потому что несколько как бы тщеславен и очень любит, чтоб его слушали, но ведь это почти не порок. Я, разумеется, мало поняла, но Дуня объяснила мне, что он человек хотя и небольшого образования, но умный и, кажется, добрый. Конечно, ни с ее, ни с его стороны особенной любви тут нет, но Дуня, кроме того что девушка умная, — в то же время существо благородное, как ангел, и за долг поставит себе составить счастье мужа, который в свою очередь стал бы заботиться о ее счастии, а в последнем мы не имеем, покамест, больших причин сомневаться, хотя и скоренько, признаться, сделалось дело. К тому же он человек очень расчетливый и, конечно, сам увидит, что его собственное супружеское счастье будет тем вернее, чем Дунечка будет за ним счастливее. А что там какие-нибудь неровности в характере, какие-нибудь старые привычки и даже некоторое несогласие в мыслях (чего и в самых счастливых супружествах обойти нельзя), то на этот счет Дунечка сама мне сказала, что она на себя надеется; что беспокоиться тут нечего и что она многое может перенести, под условием если дальнейшие отношения будут честные и справедливые. Он, например, и мне показался сначала как бы резким; но ведь это может происходить именно оттого, что он прямодушный человек, и непременно так. Например, при втором визите, уже получив согласие, в разговоре он выразился, что уж и прежде, не зная Дуни, положил взять девушку честную, но без приданого, и непременно такую, которая уже испытала бедственное положение; потому, как объяснил он, что муж ничем не должен быть обязан своей жене, а гораздо лучше, если жена считает мужа за своего благодетеля. Я уже упомянула, что Петр Петрович отправляется теперь в Петербург. У него там большие дела, и он хочет открыть в Петербурге публичную адвокатскую контору. Он давно уже занимается хождением по разным искам и тяжбам и на днях только что выиграл одну значительную тяжбу. В Петербург же ему и потому необходимо, что там у него одно значительное дело в сенате. Таким образом, милый Родя, он и тебе может быть весьма полезен, даже во всем, и мы с Дуней уже положили, что ты, даже с теперешнего же дня, мог бы определенно начать свою будущую карьеру и считать участь свою уже ясно определившеюся. О если б это осуществилось! Это была бы такая выгода, что надо считать ее не иначе, как прямою к нам милостию Вседержителя. Дуня только и мечтает об этом. Мы уже рискнули сказать несколько слов на этот счет Петру Петровичу. Он выразился осторожно и сказал, что, конечно, так как ему без секретаря обойтись нельзя, то, разумеется, лучше платить жалованье родственнику, чем чужому, если только тот окажется способным к должности (еще бы ты-то не оказался способен!), но тут же выразил сомнение, что университетские занятия твои не оставят тебе времени для занятий в его конторе. Знаешь что, бесценный мой Родя, мне кажется, по некоторым соображениям (впрочем, отнюдь не относящимся к Петру Петровичу, а так, по некоторым моим собственным, личным, даже, может быть, старушечьим, бабьим капризам), — мне кажется, что я, может быть, лучше сделаю, если буду жить после их брака особо, как и теперь живу, а не вместе с ними. Я уверена вполне, что он будет так благороден и деликатен, что сам пригласит меня и предложит мне не разлучаться более с дочерью, и если еще не говорил до сих пор, то, разумеется, потому что и без слов так предполагается; но я откажусь. »

Еще почитать --->  Есть выплаты для людей которым исполнилось 100 лет в саратовской области

В этих словах видно желание Лужина убедиться в себе, почувствовать себя великодушным и благородным, хотя он таким не является, ведь делает это корыстно. Единственное его искреннее чувство – это эгоизм, любовь к себе, желание возвысить себя. Он ставит сестру главного героя, Авдотью Романовну перед выбором: он или Раскольников. И считает оскорблением, что она отказалась выбирать, сказав «Низкий вы и злой человек!». Для него было очевидно, что он важнее всей её семьи, ведь он муж.

Лужин впервые упоминается в произведение в письме Пульхерии Александровны, мамы Раскольникова, своему сыну. Она пишет что, « он весьма солидный и приличный, немного только угрюмый и как бы высокомерный». Но Родиона особенно поражает, что он «положил взять девушку честную, но без приданого, и непременно такую, которая уже испытала бедственное положение… ; гораздо лучше, если жена считает мужа за своего благодетеля». Поступаете в 2019 году? Наша команда поможет с экономить Ваше время и нервы: подберем направления и вузы (по Вашим предпочтениям и рекомендациям экспертов);оформим заявления (Вам останется только подписать);подадим заявления в вузы России (онлайн, электронной почтой, курьером);мониторим конкурсные списки (автоматизируем отслеживание и анализ Ваших позиций);подскажем когда и куда подать оригинал (оценим шансы и определим оптимальный вариант).Доверьте рутину профессионалам – подробнее.

Образ Лужина в романе «Преступление и наказание»

  1. Заботиться необходимо только о себе и своем благе, делать это можно любыми методами.
  2. Человек по своей природе эгоист, он не думает о ближнем или друзьях, так как они ему не нужны.
  3. Только за счет сохранения собственного благосостояния можно сохранить кафтан в целости и сохранности.
  4. Попытки помочь ближнему не дадут ничего, кроме потерь. Это подчеркивается цитатой в виде поговорки: «Пойдешь за несколькими зайцами сразу, и ни одного не достигнешь».
  5. Согласно указанной экономической теории, только яркий индивидуализм способен обеспечить подлинное счастье каждого человека.

Образ Лужина в романе «Преступление и наказание» необходим для раскрытия теории и мыслей Раскольникова, поскольку персонаж является двойником героя. Его идеи соответствуют ощущениям и взглядам Родиона. Но именно теория Лужина показывает несостоятельность всех имеющихся мыслей Раскольникова, деления на тех, кто имеет право, и тварей дрожащих.

В своем произведении «Преступление и наказание», Достоевский убеждает нас в том, что не всегда борьба добра и зла в душе человека оканчивается победой добродетели. Через страдания люди идут к преображению и очищению, это мы видим на образах Лужина и особенно Свидригайлова.

Достоевский писал, что внешность персонажа презентабельна, он держался щеголем. В зрелом возрасте, в 45 лет, Лужин молодился, держался подчеркнуто строго и следил за собой. С первого взгляда мужчина производил приятное впечатление благонадежного человека с целями и амбициями. В действительности все описанное было прикрытием. Раскольникову удалось разглядеть личину, которую скрывал Лужин. Тщеславие, подлость и алчность мужчины раскрываются перед Родионом.

У него золотой лорнет, от его батистового платка пахнет духами, а на пальце он носит массивный, чрезвычайно красивый перстень. Все же образ Лужина в романе «Преступление и наказание» кратко можно выразить в следующих словах: клеветник и недостойных человек. Именно так называют его главные герои произведения, и таким его изображает сам автор.

Наряду с Лыжиным в качестве прототипа Лужина называют и мужа сестры писателя Петра Андреевича Карепина[7]. В 1840 году Карепин женился на Варваре Михайловне Достоевской, бывшей моложе него на 26 лет, и вскоре стал опекуном её младших братьев и сестёр. Фёдор Михайлович никогда не встречался с ним, но вёл переписку. В 1844 году, выйдя в отставку и нуждаясь в деньгах, Достоевский решает отказаться от своей доли наследства за 1000 рублей серебром, однако Карепину, считающему себя опытнее в деловых и жизненных вопросах, не нравится как этот план, так и образ мыслей Достоевского вообще. Например, в одном из писем Карепин пытается образумить Достоевского так: «Вам ли оставаться при софизмах портических, в отвлеченной неге и лени Шекспировских мечтаний? На что они, что в них вещественного, кроме распаленного, раздутого, распухшего — преувеличенного, но пузырного образа?» — «Если вы считаете пошлым и низким трактовать со мною о чем бы то ни было. то все-таки вам не следовало бы так наивно выразить своё превосходство заносчивыми унижениями меня, советами и наставлениями, которые приличны только отцу, и шекспировским мыльным пузырем. Странно: за что так больно досталось от вас Шекспиру. Бедный Шекспир!» — отвечает ему Достоевский. В другом письме Фёдор Михайлович прямо замечает Карепину: «Вы человек деловой, Петр Андреевич, Вы и с нами действуете, как человек деловой, не иначе, и так как Вы человек деловой…»[8]. При этом некоторые исследователи склоняются к тому, что образ Карепина, созданный Достоевский на основании писем, не вполне точен, приводя слова брата писателя, называвшего опекуна «не просто добрым, но евангельски-добрым человеком» (да и просьбу Достоевского Карепин в итоге удовлетворил, выделив ему желаемую сумму из собственных средств)[9].