Выплаты членам семьи в результате смерти военнослужащегосудебная практика

Дело N51-КГ17-4

По результатам проведенного служебного разбирательства по факту смерти полковника Лапухина С.И. заместителем начальника штаба войсковой части составлен рапорт от 28 декабря 2014 г., а также рапорт заместителя начальника центра управления войсковой части от 27 мая 2015 г. о том, что в соответствии с должностными и специальными обязанностями начальник центра управления Лапухин С.И. получил сигнал оповещения, отданный от имени командира войсковой части , о введении степени боевой готовности, приступил к выполнению приказа, был обязан экипироваться, прибыть на службу. При выполнении приказа, исполняя свои обязанности начальника центра управления, Лапухин С.И. умер.

В числе этих документов в подпункте «б» пункта 12 Порядка указана справка согласно приложению N 2 к Порядку. Из содержания формы данной справки следует, что в ней должностным лицом воинской части (военного комиссариата, отдела военного комиссариата) указываются обстоятельства гибели (смерти) военнослужащего: 1 . вследствие увечья (ранения, травмы, контузии), заболевания, полученных им при исполнении обязанностей, («военная травма»); 2 . при исполнении обязанностей военной службы, при обстоятельствах, указанных в соответствии с рапортом по факту гибели (смерти) военнослужащего или материалами административного расследования, расследования, проводимого органами дознания (следствия), вынесенными судебными решениями.

Вместе с тем термин «военная травма» в контексте Федерального закона от 7 ноября 2011 г. № 306-ФЗ применен в качестве юридико-технического сокращения, без конкретизации заболеваний, причин их возникновения, а также обязанностей военной службы, при исполнении которых эти заболевания получены военнослужащим или гражданином, призванным на военные сборы.

В начале мая 2014 года Гребенникова Л.Л. и Шатунова Н.В. обратились в Управление социальной защиты населения Министерства социального развития и семейной политики Краснодарского края в Белореченском районе с заявлениями о признании за ними права на ежемесячную денежную компенсацию в соответствии с ч. 10 ст. 3 Федерального закона от 7 ноября 2011 г. № 306-ФЗ «О денежном довольствии военнослужащих и предоставлении им отдельных выплат» с момента возникновения права на эти выплаты — с 5 марта 2014 г.

Смерть военнослужащего выплаты

1) Необходимо уточнить вопрос по поводу выплат страховых выплат семье в связи со смертью военнослужащего в 01.10.1992. Главное управление кадров Мин. Обороны РФ указало причины смерти не связанное с исполнением служебной деятельности, однако имеется документы доказывающие об обратном. Куда жаловаться с данным вопросом и возможность ли изменить причины смерти полученное в результате несения службы (острый миелобластный лейкоз) полученном в г. Аягуз Казахстан.

М-443/2018 М-443/2018 от 28 сентября 2018 г. по делу № 2-473/2018 Борисоглебский городской суд (Воронежская область) — Гражданские и административные 2-473/18 РЕШЕНИЕ ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ 28 сентября 2018 года г. Борисоглебск Борисоглебский городской суд Воронежской области в составе: председательствующего – судьи Шишковой А.Ю., при секретаре Стрельченко О.В., с участием: прокурора — Юриной С.А., истца Панкиной А.А., представителя истца – Харитонова Д.А., рассмотрев в открытом судебном заседании в помещении суда гражданское дело по иску Панкиной Анастасии Алексеевны, действующей в своих интересах и интересах несовершеннолетнего ФИО 1, к Акционерному обществу « Страховое общество газовой промышленности» (АО « САГА ») о признании решения об отказе в выплате страховой суммы незаконным и о возложении обязанности выплатить сумму страхового возмещения по обязательному государственному страхованию в связи со смертью застрахованного лица, установил: Панкина А.А., действующая в своих интересах и в интересах несовершеннолетнего ФИО 1., обратилась в суд с иском к АО « САГА » (том 1, л.д.3-8), указывая, что она состояла в браке с ФИО 2, от брака имеет малолетнего ребенка ФИО 1, ДД.ММ.ГГ рождения. По утверждению истицы ФИО 2 с ДД.ММ.ГГ проходил военную службу в Вооруженных Силах Российской Федерации по ДД.ММ.ГГ На основании выписки из приказа начальника филиала № 8 ФГУ «442 военный клинический госпиталь» Минобороны России № 63 от 02 мая 2017 г. город Остров — 3 майор медицинской службы ФИО 2 исключен из списка личного состава названного филиала и снят со всех видов обеспечения со ДД.ММ.ГГ г. в связи со смертью. Основанием для издания приказа послужило свидетельство о смерти №, выданное управлением ЗАГС Островского района Псковской области ДД.ММ.ГГ выписка из приказа начальника ФГКУ «442 ВКК» Минобороны России от 04.05.2017 г. №82. Истица также указывает, что свидетельство о смерти выдано на основании медицинского свидетельства о смерти её мужа, в котором указана причина смерти», код МКБ 10 — 124.8. Заключением военно — врачебной комиссии отдела (военно — врачебной экспертизы, г. Санкт — Петербург) филиала № 1 ФГКУ «Главный центр военно — врачебной экспертизы» Министерства обороны Российской Федерации установлено, что заболевание гражданина ФИО 2, ДД.ММ.ГГ года рождения, приведшее, согласно свидетельству о смерти №, выданному ДД.ММ.ГГ управлением ЗАГС Островского района Псковской области, к смерти ДД.ММ.ГГ » в соответствии с пунктом 94 «Положения о военно — врачебной экспертизе», утвержденного постановлением Правительства Российской Федерации от 4 июля 2013 года № 565 — «заболевание получено в период военной службы». Основание: протокол заседания ВК отдела (г. Санкт — Петербург) филиала № 1 ФГКУ «ГЦ ВЭ» Минобороны России № 38 от 21.06.2017 г. Истица указывает в иске, что в период прохождения службы жизнь и здоровье ее супруга ФИО 2 застрахованы в страховой группе АО » САГА «. В первоначальном иске Панкина А.А. также указывала, что в период прохождения службы ее муж ФИО 2 согласно данным, полученным из свидетельства о болезни № от 08.12.2016 г., 04.05.2016 г. во время физических упражнений во внеслужебное время, упал с брусьев, получив травму грудной клетки. В связи с тем, что при жизни ФИО 2 наступил страховой случай, начальник филиала № 8 ФГКУ «442 ВКК» Минобороны России обратился в АО « САГА » для выплаты страховой суммы истице как выгодоприобретателю, предоставив необходимые документы. 22 июня 2017 г. на имя начальника Филиала № 8 ФГКУ «442 ВКК» Минобороны России из АО « САГА » пришло уведомление, согласно которому Общество, рассмотрев документы на страховую выплату в связи с получением тяжелого увечья майором ФИО 2., в выплате страховой суммы отказало на том основании, что ФИО 2 при жизни не обращался с заявлением о выплате страховой суммы. В связи с этим, у АО « САГА » отсутствуют основания для осуществления страховой выплаты жене застрахованного лица Панкиной А.А. в связи с получением тяжелого увечья. Кроме этого, 21 ноября 2017 г. в ее адрес пришел ответ, согласно которому Общество, ссылаясь на ст. 10 Федерального закона от 28.03.1998 г. № 52 — ФЗ «Об обязательном государственном страховании жизни и здоровья военнослужащих, граждан, призванных на военные сборы, лиц рядового и начальствующего состава органов внутренних дел Российской Федерации, Государственной противопожарной службы, сотрудников учреждении и органов уголовно — исполнительной системы, сотрудников войск национальной гвардии Российской Федерации», оставило за собой право для обращения в суд об установлении прямой причинной связи смерти застрахованного лица с употреблением алкоголя, наркотических средств, так как страховщик освобождается от выплаты страховой суммы по обязательному государственному страхованию, если страховой случай находится в установленной судом прямой причинной связи с алкогольным, наркотическим или токсическим опьянением застрахованного лица. В связи с тем, что наступил страховой случай, истица обратилась в АО « САГА » за страховой выплатой, о чем 18 декабря 2017 г. направила страховщику уведомление. 19 января 2018 г. на ее имя из АО « САГА » пришло уведомление, согласно которому в соответствии с п. 2 статьи 10 Федерального закона № 52 — ФЗ ей было отказано в выплате страховой суммы. Данное решение принято страховщиком самостоятельно. Как утверждает истица, из этого же уведомления ей стало известно, что, по мнению страховщика, из представленных документов усматривается прямая причинно — следственная связь смерти застрахованного лица с алкогольным опьянением, что является основанием для освобождения страховщика от выплаты страховой суммы. Данный вывод сделан на основании заключения эксперта № 100 ГБУЗ «Псковское областное бюро судебно — медицинской экспертизы», в котором указано, что смерть майора медицинской службы ФИО 2 наступила от острого отравления этиловым спиртом. При судебно — химическом исследовании крови от трупа ФИО 2 обнаружен этиловый спирт в концентрации 3,4 промилле. Истица полагает, что отказ в выплате страхового возмещения является незаконным, вызывает сомнение обоснованность выводов эксперта, так как указанное заключение имеет ряд противоречий. По мнению Панкиной А.А., поскольку прямой причинной связи между употреблением алкоголя и наступлением смерти ФИО 2 в судебном порядке не установлено, соответственно отказ в страховом возмещении является незаконным. На основании изложенного и руководствуясь п. 5 ст. 29, ст. 131, 132 ГПК РФ, нормами Федерального закона от 28.03.1998 г. № 52 — ФЗ «Об обязательном государственном страховании жизни и здоровья военнослужащих, граждан, призванных на военные сборы, лиц рядового и начальствующего состава органов внутренних дел Российской Федерации, Государственной противопожарной службы, сотрудников учреждений и органов уголовно — исполнительной системы, сотрудников войск национальной гвардии Российской Федерации», истица просила: 1. Признать решение АО « САГА » от 22 июня 2017 г. об отказе в выплате страхового возмещения выгодоприобретателю Панкиной А.А. и ФИО 1 в связи с получением тяжелого увечья майором ФИО 2 в период прохождения военной службы незаконным. 2. Признать решение АО « САГА » от 18 января 2018 г. об отказе в выплате страхового возмещения выгодоприобретателю Панкиной А.А. и ФИО 1 в связи со смертью майора ФИО 2 в период прохождения военной службы незаконным. 3. Возложить на АО « САГА » обязанность выплатить суммы страхового возмещения в связи с получением тяжелого увечья застрахованного лица в период прохождения военной службы. 4. Возложить на АО « САГА » обязанность выплатить суммы страхового возмещения в связи со смертью застрахованного лица в период прохождения военной службы. В процессе судебного разбирательства представитель истца Панкиной А.А. – Харитонов Д.А., действующий в её интересах на основании доверенности от 09.04.2018 г., удостоверенной нотариусом нотариального округа Борисоглебского городского округа Воронежской области ФИО 3 реестр № 36/144-н/36-2018-1-478 (том 1 л.д.177), отказался от заявленных Панкиной А.А. исковых требований в части признания решения АО « САГА » от 22 июня 2017 г. об отказе в выплате страхового возмещения в связи с получением тяжелого увечья майором ФИО 2 в период прохождения военной службы незаконным и о возложении обязанности выплатить суммы страхового возмещения в связи с получением тяжелого увечья застрахованного лица в период прохождения военной службы, просил производство по делу в этой части прекратить (том 1, л.д. 186). Отказ истца от части исковых требований принят судом, производство по делу в указанной части прекращено (том 1, л.д.187). Одновременно представитель истца представил уточненный иск, в котором, в дополнение к основаниям, указанным в первоначальном иске, указывает, что ответчик сделал вывод об отсутствии оснований для выплаты страховой суммы лишь на данных, полученных в ходе экспертизы трупа ФИО 2 без получения судебного решения о том, что смерть ФИО 2 находится в прямой причинной связи с алкогольным опьянением. Исходя из изложенного, истец считает отказ в выплате страховой суммы в связи с наступлением страхового случая — смерти застрахованного лица ФИО 2 незаконным, так как решение об отказе в выплате страховщиком принято самостоятельно без обращения в суд об установлении прямой причинной связи с алкогольным опьянением застрахованного лица. Кроме этого, страховщик сам пришел к выводу, что наличие концентрации алкоголя в крови в количестве 3,4 г/л соответствует тяжелой степени алкогольного опьянения, при которой лишь возможна алкогольная кома и наступление смерти, но это не означает, что смерть наступила бы. В уточненном иске истец просил: 1. Признать решение АО « САГА » от 18 января 2018 г. об отказе в выплате страхового возмещения выгодоприобретателю Панкиной А.А. и ФИО 1 в связи со смертью майора ФИО 2. в период прохождения ФИО 4 службы незаконным. 2. Возложить на АО « САГА » обязанность выплатить суммы страхового возмещения в связи со смертью застрахованного лица в период прохождения военной службы. В процессе дальнейшего судебного разбирательства, в связи с опечаткой, допущенной при указании даты принятия оспариваемого решения АО « САГА », представитель Панкиной А.А. подал уточнение к исковому заявлению, в котором указал, дату принятия решения – 19.01.2018 г. (том 2, л.д. 128-129). В судебном заседании Панкина А.А., а также её представитель – Харитонов Д.А., заявленные исковые требования поддержали. Представитель АО « САГА » в судебное заседание не явился, о времени и месте слушания дела извещен надлежащим образом. Ранее ответчиком были представлены письменные возражения (том 1, л.д.127-128, 227-228), согласно которым, 09.11.2017 г. в АО « САГА » из Военного Комиссариата Воронежской области поступили документы для решения вопроса о выплате страховой суммы в связи с наступлением предусмотренного статьей 4 Федерального закона №52-ФЗ страхового случая в результате смерти застрахованного ФИО 2 в период прохождения военной службы. По мнению представителя ответчика, оценивая обстоятельства наступления смерти ФИО 2, установленную компетентными органами по результатам судебно-медицинского исследования трупа причину смерти — острое отравление этиловым спиртом, нахождение при наступлении смерти в состоянии алкогольного опьянения тяжелой степени, следует сделать вывод о наличии прямой причинно — следственной связи между наступившим событием и алкогольным опьянением застрахованного лица. Ссылаясь на норму ст. 10 Федерального закона № 52-ФЗ, согласно которой, страховщик освобождается от выплаты страховой суммы по обязательному государственному страхованию, если страховой случай находится в прямой причинной связи с алкогольным, наркотическим или токсическим опьянением застрахованного лица, представитель ответчика считает, что правовые основания для осуществления выплаты страховой суммы в связи с наступлением смерти военнослужащего ФИО 2 в соответствии с Федеральным законом № 52-ФЗ отсутствуют, поскольку решение об отказе в выплате страховой суммы по основаниям, перечисленным в статье 10 указанного закона, принимается страховщиком самостоятельно. Представитель Министерства обороны Российской Федерации, участвующего в деле в качестве третьего лица, в судебное заседание не явился, о времени и месте слушания дела извещен надлежащим образом. В процессе судебного разбирательства судом к участию в деле в качестве третьих лиц были привлечены, как выгодоприобретатели после смерти ФИО 2 мать умершего – Панкина Маргарита Константиновна, и его сын — ФИО 4, ДД.ММ.ГГ года рождения, в лице его законного представителя – матери Панкиной Елены Игоревны (том 1, л.д.183). Панкина М.К., ФИО 4. и Панкина Е.И. в судебное заседание не явились, о времени и месте слушания дела извещены надлежащим образом, представили заявления с просьбой дело рассмотреть в их отсутствие (том 2, л.д.133-136). Выслушав объяснения Панкиной А.А. и её представителя – Харитонова Д.А., исследовав материалы дела, заслушав заключение прокурора Юриной С.А., считающей иск обоснованным, суд приходит к следующему. В соответствии с п. 2 ст. 969 ГК РФ обязательное государственное страхование осуществляется непосредственно на основании законов и иных правовых актов о таком страховании указанными в этих актах государственными страховыми или иными государственными организациями (страховщиками) либо на основании договоров страхования, заключаемых в соответствии с этими актами страховщиками и страхователями. Условия и порядок осуществления обязательного государственного страхования жизни и здоровья военнослужащих определены Федеральным законом от 28 марта 1998 года N 52-ФЗ «Об обязательном государственном страховании жизни и здоровья военнослужащих, граждан, призванных на военные сборы, лиц рядового и начальствующего состава органов внутренних дел Российской Федерации, Государственной противопожарной службы, органов по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, сотрудников учреждений и органов уголовно-исполнительной системы» (далее — Федеральный закон N 52-ФЗ). В соответствии со ст. 1 Федерального закона N 52-ФЗ, объектами обязательного государственного страхования, осуществляемого в соответствии с настоящим Федеральным законом (далее — обязательное государственное страхование), являются жизнь и здоровье военнослужащих и иных поименованных в указанной статье лиц. Согласно ст. 4 Федерального закона N 52-ФЗ страховым случаем при осуществлении обязательного государственного страхования является, в том числе гибель (смерть) застрахованного лица в период прохождения службы. В судебном заседании установлено, что ФИО 2 с ДД.ММ.ГГ. проходил военную службу в Вооруженных Силах Российской Федерации по ДД.ММ.ГГ г. На основании выписки из приказа начальника филиала № 8 ФГУ «442 военный клинический госпиталь» Минобороны России № 63 от 02 мая 2017 г. город Остров — 3 майор медицинской службы ФИО 2 исключен из списка личного состава названного филиала и снят со всех видов обеспечения со ДД.ММ.ГГ в связи со смертью. Основанием для издания приказа послужило свидетельство о смерти №, выданное управлением ЗАГС Островского района Псковской области ДД.ММ.ГГ; выписка из приказа начальника ФГКУ «442 ВКК» Минобороны России от 04.05.2017 г. №82 (том 1, л.д.12-13). В период прохождения службы жизнь и здоровье ФИО 2 застрахованы в АО « Страховое общество газовой промышленности» (АО » САГА «). 30.10.2017 г. военный комиссар Воронежской области направил руководителю АО » САГА » материал на выплату страхового обеспечения в связи со смертью ФИО 2 (том 1, л.д.129-156). В материале имеется заявление о выплате страховой суммы от жены застрахованного — Панкиной А.А., действующей в своих интересах и в интересах их несовершеннолетнего сына – ФИО 1, ДД.ММ.ГГ. р.; а также сведения об иных членах семьи умершего ФИО 2 его матери – Панкиной М.К. и сыне от первого брака – ФИО 4, ДД.ММ.ГГ. р. Письмом от 19.01.2018 г. № СГ-4001 (том 1, л.д.21-22) АО « САГА » отказало в признании произошедшего события страховым случаем и осуществлении выплаты страховой суммы на основании п. 2 ст. 10 Федерального закона № 52-ФЗ, ссылаясь на то, что в соответствии с заключением эксперта № 100 ГБУЗ «Псковское областное бюро судебно — медицинской экспертизы» смерть майора медицинской службы ФИО 2. наступила от острого отравления этиловым спиртом. При судебно — химическом исследовании крови от трупа ФИО 2 обнаружен этиловый спирт в концентрации 3,4 промилле. Представитель ответчика указывает в письме, что согласно представленным документам усматривается прямая причинно – следственная связь смерти застрахованного лица с алкогольным опьянением, что является основанием для освобождения страховщика от выплаты страховой суммы. В соответствии с абз. 3 п. 1 ст. 10 Федерального закона N 52-ФЗ страховщик освобождается от выплаты страховой суммы, если страховой случай находится в установленной судом прямой причинной связи с алкогольным, наркотическим или токсическим опьянением застрахованного лица. Поскольку судебное постановление об установлении прямой причинной связи смерти ФИО 3 с алкогольным опьянением отсутствует, отказ страховщика в выплате страховой суммы является незаконным. При рассмотрении настоящего гражданского дела также не установлено наличия прямой причинной связи между опьянением ФИО 2 и наступлением его смерти. Сам по себе факт его нахождения в момент наступления смерти в состоянии сильного алкогольного опьянения не влияет на квалификацию произошедшего события как страхового случая. Согласно медицинскому свидетельству о смерти ФИО 2 от ДД.ММ.ГГ, причиной его смерти является острая коронарная недостаточность (том 1, л.д. 14-15). Как установлено заключением военно – врачебной комиссии отдела (военно – врачебной экспертизы г. Санкт – Петербург) филиала № 1 ФГКУ «Главный центр военно – врачебной экспертизы» Министерства обороны Российской Федерации (том 1, л.д. 17), заболевание ФИО 2, приведшее, согласно свидетельству о смерти №, выданному ДД.ММ.ГГ. управлением ЗАГС Островского района Псковской области, к смерти ДД.ММ.ГГ – «», в соответствии с пунктом 94 «Положения о военно – врачебной экспертизе», утвержденного постановлением Правительства Российской Федерации от 4 июля 2913 г. № 565 – «ЗАБОЛЕВАНИЕ ПОЛУЧЕНО В ПЕРИОД ВОЕННОЙ СЛУЖБЫ» (основание: протокол заседания ВК отдела (г. Санкт – Петербург) филиала № 1 ФГКУ «ГЦ ВЭ» Минобороны России № 38 от 21.06.2017 г. (том 1, л.д.17). Согласно свидетельству о болезни № от 08.12.2016 г. (том 2, л.д. 7-9), составленному военно – врачебной комиссией № 1 терапевтического профиля ФГКУ «442 ВКК» Министерства Обороны Российской Федерации, по состоянию на указанную дату ФИО 2. был выставлен следующий диагноз: . Заболевание получено в период военной службы. В соответствии с заключением комплексной судебно – медицинской экспертизы № а 048.18 БУЗ ВО «Воронежское областное бюро СМЭ» от 30.08.2018 г., назначенной по ходатайству Панкиной А.А. (том 2, л.д. 1-3 и 74-89), первоначальной и непосредственной причиной летального исхода гр. ФИО 2 явилась. Данный вывод основан на выявлении при экспертном исследовании соответствующих диагностических признаков, их сопоставлении и комплексной оценке. Согласно выводам в заключении экспертов, проведенный анализ цепи патологических процессов, приведших к наступлению смерти гр. ФИО 2., подробно рассмотренный в разделе «Оценка результатов исследования», отражает наличие этиологической и патогенетической взаимосвязи между наступлением смерти и заболеваниями сердца и сосудов, а объективных признаков наличия иных причин (в том числе алкогольной интоксикации) которые могли бы вызвать развитие состояния, приведшего к наступлению смерти – не обнаружено. Иными словами вышеизложенное указывает на отсутствие прямой причинной связи между состоянием алкогольной интоксикации и наступлением смерти гр. ФИО 2. (ответ на вопрос № 2 заключения). Согласно ч. 1 ст. 12 ГПК РФ, конкретизирующей ст. 123 Конституции РФ, правосудие по гражданским делам осуществляется на основе состязательности и равноправия сторон. В развитие указанных принципов ч. 1 ст. 56 ГПК РФ предусматривает, что каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом. Исходя из предмета и оснований заявленных ответчик обязан был доказать законность и обоснованность оспариваемого решения об отказе в выплате суммы страхового возмещения, при наличии возражений против иска – представить доказательства их обоснованности. Предмет доказывания определялся судом в письменной форме, сторонам направлялось предложение о предоставлении доказательств по делу (том 1, л.д. 188). В обоснование возражений против удовлетворения иска представитель ответчика ссылается на копию рапорта капитана полиции УУП ОМВД России по Островскому району ФИО 5 от 15.06 2017 г. (том 1, л.д. 142), а также заключение эксперта № 100 от 08.06.2017 г. (экспертиза трупа) ГБУЗ «Псковское областное бюро судебно-медицинской экспертизы» (том 1, л.д. 29-33), согласно которому, смерть ФИО 2 последовала от острого отравления этиловым спиртом, о чем свидетельствует синюшность, одутловатость лица, инъекции склер, концентрация этилового спирта в крови 3.,4 г/л и ряд других признаков. Рапорт УУП ОМВД России по Островскому району ФИО 5 от 15.06 2017 г. основан на заключении эксперта № 100 от 08.06.2017 г. В целях оценки достоверности указанного заключения судом был допрошен с использованием системы ВКС эксперт ФИО 6. (том 2, л.д. 10-12), которая, в частности, показала, что она не отразила в своем заключении болезненные изменения в сердце ФИО 2 поскольку труп вскрывался по постановлению о назначении экспертизы, которая предусматривает ответы на конкретные вопросы. Вопрос о наличии заболеваний у ФИО 2 не стоял. ФИО 6 также показала, что при исследовании трупа ею не учитывалось содержание выписного эпикриза № и других медицинских документов в отношении ФИО 2 Судом также были истребованы из Островского межрайонного отделения судебной экспертизы «Псковского областного бюро СМЭ» и предоставлены в распоряжение экспертов БУЗ ВО «Воронежское областное бюро СМЭ» копии материалов, актов, послуживших основанием для принятия заключения эксперта № 100 экспертизы трупа ФИО 2 Кроме того, из «Псковского областного бюро СМЭ» был истребован и предоставлен в распоряжение экспертов гистологический материал от трупа ФИО 2 гистологические стекла, парафиновые блоки, кусочки внутренних органов (кровь, изъятая от трупа, на момент истребования судом уничтожена в связи с истечение срока хранения). В распоряжение экспертов также были предоставлены истории болезни ФИО 2 (том 2, л.д. 73). Согласно Оценке результатов исследований экспертов БУЗ ВО «Воронежское областное бюро СМЭ» (том 2, л.д. 86-87), отраженные в представленных медицинских документах клинические проявления и их динамика свидетельствуют о том, что при жизни у гр. ФИО 2. имелся комплекс заболеваний. Эксперты БУЗ ВО «Воронежское областное бюро СМЭ» отмечают, что согласно исследовательской части Заключения эксперта (№ 100), при экспертизе трупа гр. ФИО 2 имелись морфологические признаки Каких-либо повреждений, в том числе способных привести к наступлению смерти, в представленных объектах исследования не отражено. При микроскопическом исследовании представленных гистологических препаратов выявлены Оценивая вышеуказанное, комиссия экспертов БУЗ ВО «Воронежское областное бюро СМЭ» обратила внимание на наличие признаков Таким образом, выявленные в ходе экспертного исследования диагностические признаки свидетельствуют о внезапном (быстром) наступлении смерти гр. ФИО 2 в результате несостоятельности сердечно-сосудистой системы, определившей наступление смерти по сердечному типу. Экспертами БУЗ ВО «Воронежское областное бюро СМЭ» также отмечено, что указанное в представленных материалах состояние алкоголемии (наличие этилового спирта в крови) в концентрации 3,4 г/л свидетельствует о нахождении гр. ФИО 2 в состоянии тяжелой алкогольной интоксикации. При подобных концентрациях этилового спирта в крови возможно наступление смерти, в том числе и по сердечному типу, вследствие его прямого токсического действия на миокард, однако, оно обязательно сопровождается выявлением соответствующих диагностических, танатогенетически значимых признаков. Такими признаками, согласно данным специальной литературы и экспертной практики, являются множественные очаги миолиза кардиомиоцитов (клеток миокарда) при микроскопическом исследовании. В данном случае при проведении микроскопического исследования, в том числе с использованием специальных методов окраски препаратов у гр. ФИО 2 подобных морфологических изменений в миокарде выявлено не было. Вместе с тем были обнаружены признаки Таким образом, подводя итог вышеизложенного, комиссия экспертов БУЗ ВО «Воронежское областное бюро СМЭ» констатировала, что к наступлению смерти гр. ФИО 2 привела совокупность связанных между собой патологических процессов в сердечно-сосудистой системе, декомпенсация которых в итоге обусловила ее несостоятельность, определившая наступление смерти по сердечному типу. Причем наличие свидетельствуют об остро возникшей, танатогенетически значимой, которая в данном случае является проявлением острой (внезапной) смерти. Установление (выявление) состояния алкогольного опьянения и его степени у конкретного человека наряду с количественной оценкой алкоголемии (концентрации этилового спирта в крови) основано на наличии соответствующих клинических проявлений, во многом зависящих от степени его резистентности к влиянию этилового спирта, не доступных экспертной оценке в постмортальном периоде. Вместе с тем этиловый спирт в вышеуказанной концентрации в крови от трупа гр. ФИО 2. при условии наличия соответствующих клинических проявлений, мог обусловить состояние тяжелого алкогольного опьянения. Ввиду того, что состояние наркотического или иного (помимо алкогольного) токсического опьянения может быть вызвано приемом широкого спектра веществ с целью его выявления необходимо проведение обширного комплекса исследований объектов внутренней среды или предоставление объектов, отражающих ход и результаты проведенных исследований, которые в распоряжении настоящей экспертизы отсутствуют. Вышеизложенное не позволяет оценить нахождение в момент смерти гр. ФИО 3 в состоянии наркотического или иного (помимо алкогольного) токсического опьянения. В отношении своего вывода по поводу причинной связи смерти ФИО 2 с алкогольным опьянением экспертами БУЗ ВО «Воронежское областное бюро СМЭ» отмечено, что поскольку выявленное состояние тяжелой алкогольной интоксикации не привело к развитию прямого влияния на и не является самостоятельной причиной наступления смерти, не является и не может являться ни причиной, ни обязательным условием болезненных изменений сердечно-сосудистой системы, следовательно, необходимая (прямая) связь между указанным состоянием и состоянием, проявившейся развитием), и алкогольной интоксикацией — отсутствует. Проведенный анализ цепи патологических процессов, приведших к наступлению смерти гр. ФИО 2 отражает наличие этиологической и патогенетической взаимосвязи между наступлением смерти и заболеваниями сердца и сосудов, а объективных признаков наличия иных причин, которые могли бы вызвать развитие состояния, приведшего к наступлению смерти экспертами БУЗ ВО «Воронежское областное бюро СМЭ» не обнаружено. Представитель ответчика возражений против экспертного заключения комплексной судебно – медицинской экспертизы не представил, ходатайство о назначении дополнительной или повторной экспертизы не заявил. На основании изложенного отказ АО « САГА » в выплате страхового возмещения является необоснованным, заявленные исковые требования подлежат удовлетворению в полном объеме. Учитывая изложенное, руководствуясь ст.ст. 194-198 ГПК РФ, суд решил: Исковые требования Панкиной Анастасии Алексеевны удовлетворить. Признать незаконным решение Акционерного общества « Страховое общество газовой промышленности» (АО « САГА ») об отказе в выплате страховой суммы в связи со смертью ДД.ММ.ГГ. ФИО 2 Обязать Акционерное общество « Страховое общество газовой промышленности» (АО « САГА ») выплатить сумму страхового возмещения по обязательному государственному страхованию жизни и здоровья военнослужащих в связи со смертью ДД.ММ.ГГ. ФИО 2. Взыскать с Акционерного общества « Страховое общество газовой промышленности» (АО « САГА ») госпошлину в доход местного бюджета в сумме 300 (триста) рублей. Взыскать с Акционерного общества « Страховое общество газовой промышленности» (АО « САГА ») в пользу Бюджетного учреждения здравоохранения Воронежской области «Воронежское бюро судебно – медицинской экспертизы» 42 655 (сорок две тысячи шестьсот пятьдесят пять) рублей за производство судебно – медицинской экспертизы по делу. Решение может быть обжаловано в Воронежский облсуд в течение месяца со времени изготовления мотивированного решения. Председательствующий.

Еще почитать --->  Напугала собака ответственность хозяина в новосибирске

Страховка за смерть военнослужащего уйдет добросовестным родителям // Верховный суд разъяснил цель закона

Обе инстанции заявительнице отказали. Не помогло даже письменное обращение в суд 77 жителей села Хомутово, где жила Мендыхан Истолина (редакция Закон.ру не нашла это село на картах Google). Они подтвердили, что Борис Тулегенов «не принимал участия в воспитании сына более 20 лет, не помогал ему ни материально, ни морально, уклонялся от выплаты алиментов». Впрочем, и сам ответчик не отрицал, что не участвовал в жизни умершего сына. Тем не менее суды решили, что доводы матери о злостном уклонении ответчика от родительских обязанностей «не нашли подтверждения». Родительских прав отец не был лишен, а исполнительный лист по взысканию алиментов Мендыхан Истолина отозвала сама. Кроме того, законодательством не предусмотрена возможность лишать одного их родителей права на выплаты в связи со смертью военнослужащего.

Арман Тулегенов из Астраханской области погиб во время прохождения военной службы (причины в определении ВС не указаны). За пособием и страховой выплатой [1] обратились его мать Мендыхан Истолина и отец Борис Тулегенов. Но Мендыхан Истолина считала, что отец погибшего не имеет права на эти деньги. Они в разводе с 2006 года, и до совершеннолетия Армана отец не занимался воспитанием сына, материально не содержал, алименты не платил и обязанностей родителя не исполнял. Более того, он даже был признан злостным неплательщиком алиментов (ст. 157 Уголовного кодекса). Поэтому Мендыхан Истолина потребовала лишить Бориса Тулегенова права на выплату (по закону единая сумма распределяется между родителями и иными лицами, имеющими право на получение возмещения).

Выплаты членам семьи в результате смерти военнослужащегосудебная практика

Не согласившись с размером страховой суммы и посчитав, что в соответствии со статьей 5 Федерального закона от 28 марта 1998 г. N 52-ФЗ в новой редакции страховое возмещение должно быть выплачено в твердой денежной сумме в размере 500 000 рублей, Д. обратилась в суд.

Еще почитать --->  Мфц саратов документы для продления удостоверения многодетной семьи

Разрешая спор и отказывая в удовлетворении исковых требований Д., суд первой инстанции исходил из того, что государственным контрактом от 11 января 2011 г., вступившим в силу с момента его подписания и действующим до 31 декабря 2011 г. включительно (пункт 14.1 контракта), выплата страховых сумм при наступлении страхового случая инвалидам III группы была установлена в размере 25 окладов денежного содержания застрахованного лица. В связи с этим суд пришел к выводу о том, что страховая компания правомерно произвела страховую выплату Д. в размере 199 700 рублей, соответствующем 25 окладам ее денежного содержания, и отказал во взыскании недоплаченной страховой выплаты в размере 300 300 рублей.

  • Первоочередное предоставление жилья в случае нуждаемости;
  • Бесплатный ремонт жилого помещения по нормам, установленным Правительством РФ;
  • Компенсации при найме жилого помещения;
  • Компенсация части оплаты коммунальных услуг;
  • Бесплатное приобретение и доставка топлива в частные дома;
  • Право на пользование санаториями МО после смерти военнослужащего;
  • Бесплатный проезд к месту лечения/отдыха и обратно;

Среди всех видов государственной службы, военная — занимает особенное место. Даже в мирное время жизнь и здоровье военнослужащих подвергается повышенному риску. Высокая смертность в результате постоянного контакта с источниками повышенной опасности, участие в локальных военных конфликтах, повышенные физические и психологические нагрузки влекут уход из жизни военнослужащих в расцвете сил. У них остаются не только родители, супруги, несовершеннолетние дети, но и неисполненные финансовые обязательства, которые в отсутствие источника дохода – денежного довольствия, тяжким бременем ложатся на оставшихся членов семьи. Стремясь оградить семьи военных от финансовых обязательств, обеспечить достойное воспитание и возможность обучения детей в случае гибели родителя, государство установило повышенные социальные гарантии в случае смерти или гибели военнослужащего.

Законодательство о статусе военнослужащих не раскрывает понятия термина “иждивение”, в связи с чем для его определения используется понятие, установленное Федеральным законом от 17.12.2001 No173-ФЗ “О трудовых пенсиях в Российской Федерации”.
Согласно этому закону члены семьи признаются состоявшими на иждивении кормильца, если они находились на его полном содержании или получали от него помощь, которая была для них постоянным и основным источником средств к существованию.
Иные обстоятельства (степень родства, совместное проживание, ведение общего хозяйства и прочее) определяющего значения для разрешения споров о праве на социальные гарантии, предусмотренные для членов семьи военнослужащих, не имеют, но могут иметь вспомогательное значение для установления факта нахождения на иждивении.
При этом право на обеспечение жилым помещением членов семьи военнослужащего возникает только у тех иждивенцев, которые проживают совместно с военнослужащим.

В соответствии с п.1 ч.1 ст.7 Федерального конституционного закона от 23.06.1999 N 1-ФКЗ “О военных судах Российской Федерации” гражданские и административные дела о защите нарушенных и (или) оспариваемых прав, свобод и охраняемых законом интересов военнослужащих Вооруженных Сил Российской Федерации от действий (бездействия) органов военного управления, воинских должностных лиц и принятых ими решений подсудны военным судам.
Следовательно, если с иском о признании членом своей семьи обращается сам военнослужащий, то данный спор подлежит рассмотрению военным судом.
В остальных случаях дело рассматривается судом общей юрисдикции.

Выплаты военнослужащим при увольнении по состоянию здоровья ы 2021 году

Привилегии социального характера по материальному обеспечению предоставлены на основании ФЗ №76 «О статусе военнослужащих». Размер выплат осуществляется за счет государства с учетом таких показателей, как стаж, звание, должность, присвоенная группа инвалидности, неполученные льготы во время работы по контракту.

При увольнении досрочно в связи с невозможностью исполнять должностные функции в прежнем объеме служащий может заявить о необходимости предоставления ему жилой площади. Также может указываться на необходимость рапортования к постоянному месту жительства до направления на службу.

Выплаты членам семьи в результате смерти военнослужащегосудебная практика

Г. и А. обратились в суд с иском к военному комиссариату Волгоградской области о признании незаконным отказа в оформлении документов, признании права на единовременное пособие, взыскании единовременного пособия.

В обоснование своих требований истцы указали на то, что их сын В. был призван на военные сборы 19 июня 2006 года, во время прохождения которых 24 июня 2006 года умер. Заочным решением суда от 5 февраля 2013 года гибель В. признана наступившей при исполнении обязанностей военной службы, на военный комиссариат Волгоградской области возложена обязанность выдать Г. извещение о гибели сына при исполнении обязанностей военной службы. На обращение с просьбой об оформлении документов для обеспечения выплаты Г. и А. единовременного пособия, предусмотренного частью 8 статьи 3 Федерального закона от 7 ноября 2011 года N 306-ФЗ «О денежном довольствии военнослужащих и предоставлении им отдельных выплат», отделом военного комиссариата Волгоградской области 9 сентября 2013 года был дан ответ о том, что поскольку смерть В. наступила до 1 января 2012 года (дата вступления в силу названного закона), то оснований для выплаты единовременного пособия членам семьи последнего в порядке указанной нормы закона не имеется. Истцы, считая, что им в равных долях причитается выплата единовременного пособия в размере 3000000 рублей (по случаю гибели военнослужащего при исполнении им обязанностей военной службы), обратились в суд.

Разрешая спор и удовлетворяя исковые требования Г. и А. к военному комиссариату Волгоградской области, суд первой инстанции пришел к выводу о незаконности отказа военного комиссариата Волгоградской области членам семьи В. в оформлении документов для обеспечения выплаты единовременного пособия. Признавая за истцами право на получение выплаты единовременного пособия в связи с гибелью их сына при исполнении обязанностей военной службы в порядке части 8 статьи 3 Федерального закона от 7 ноября 2011 года N 306-ФЗ, суд исходил из того, что действие указанной нормы распространяется на истцов, поскольку их право на получение единовременного пособия возникло на основании заочного решения суда первой инстанции от 5 февраля 2013 года, которым установлено, что их сын В. погиб при исполнении обязанностей военной службы.

Суд апелляционной инстанции согласился с выводами суда первой инстанции.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации признала приведенные выводы судов первой и апелляционной инстанций основанными на неправильном толковании и применении норм материального права, регулирующих спорные отношения.

В силу части 2 статьи 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд определяет, какие обстоятельства имеют значение для дела, какой стороне надлежит их доказывать, выносит обстоятельства на обсуждение, даже если стороны на какие-либо из них не ссылались.

По данному делу исходя из заявленных исковых требований и их правового и фактического обоснования с учетом того, что они связаны с обязанием ответчика признать право и предоставить членам семьи погибшего военнослужащего меры социальной поддержки в виде выплаты единовременного пособия, суду надлежало выяснить, получали ли Г. и А. ранее единовременную выплату по тем же основаниям в соответствии с действовавшим правовым регулированием на момент гибели В.

От выяснения указанных обстоятельств зависело правильное разрешение судом заявленных исковых требований Г. и А. о признании незаконным отказа военного комиссариата Волгоградской области в оформлении документов, признании права на единовременное пособие, взыскании единовременного пособия.

Однако суд эти обстоятельства при разрешении дела в нарушение требований Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации не устанавливал, не определил их в качестве юридически значимых для правильного разрешения спора, они не вошли в предмет доказывания по делу и, соответственно, не получили правовой оценки суда.

По этой причине признание судом права истцов на получение единовременного пособия в порядке части 8 статьи 3 Федерального закона от 7 ноября 2011 года N 306-ФЗ без установления указанных выше юридически значимых обстоятельств Судебной коллегией по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации признано неправомерным.

Пунктом 2 статьи 18 Федерального закона от 27 мая 1998 года N 76-ФЗ «О статусе военнослужащих» (в редакции, действовавшей на момент смерти В. — 24 июня 2006 года) и пунктом 5 Инструкции о порядке выплаты в Министерстве обороны Российской Федерации единовременных пособий военнослужащим, гражданам, призванным на военные сборы, и членам их семей, утвержденной приказом Министерства обороны Российской Федерации от 2 февраля 1999 года N 55 (в редакции, действовавшей на момент смерти В.), установлено, что в случае гибели (смерти) военнослужащих или граждан, призванных на военные сборы, наступившей при исполнении ими обязанностей военной службы (на военных сборах), либо их смерти, наступившей вследствие увечья (ранения, травмы, контузии) либо заболевания, полученных ими при исполнении обязанностей военной службы до истечения одного года со дня увольнения с военной службы (военных сборов), выплачивается в равных долях членам семей погибших (умерших) военнослужащих, проходивших военную службу по призыву, граждан, призванных на военные сборы в качестве солдат, матросов, сержантов и старшин, единовременное пособие в размере 120 минимальных месячных окладов по воинской должности по первому тарифному разряду, предусмотренному для военнослужащих, проходящих военную службу по контракту на должностях, подлежащих комплектованию солдатами, матросами, сержантами и старшинами, установленных на день выплаты пособия, или в ином размере, определенном федеральным законом.

19. Индексация ежемесячной денежной компенсации, предусмотренной частями 9, 10 и 13 статьи 3 Федерального закона от 7 ноября 2011 года N 306-ФЗ, осуществляется в рамках публично-правового механизма исходя из действующего правового регулирования, то есть в соответствии с федеральным законом о федеральном бюджете на очередной финансовый год и плановый период, а не в порядке статьи 208 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации. Решение об увеличении (индексации) указанной выплаты принимается Правительством Российской Федерации.

Единовременное пособие военным: порядок получения, суммы

Когда страховая ситуация зафиксирована в период прохождения военной службы военнослужащим либо участия его в военных сборах, вероятность того, что государство оплатит нанесённый ущерб, зависит от того правильно ли оформлена документация, непосредственно в воинской структуре. Если бумаги оформлены не надлежащим образом либо были допущены ошибки в медицинских справках, то доказать что либо потом в суде будет практически невозможно.

  • Супруг/супруга умершего;
  • Несовершеннолетние дети, дети-инвалиды ставшие ими до достижения совершеннолетия, дети в возрасте до 23 лет, обучающиеся в учебных заведениях и не имеющие собственного источника дохода;
  • Отец и мать в отсутствие у служащего супругов и детей;
  • Дедушка и бабушка – в отсутствие указанных выше категорий родственников;
  • Отчим или мачеха, принимавшие участие в воспитании умершего в несовершеннолетнем возрасте не менее 5 лет;
  • Подопечные военнослужащего, связь с которыми установлена законным способом (воспитанники детских домов, приемные дети).

Выплаты членам семьи в результате смерти военнослужащегосудебная практика

Страховым случаем, влекущим выплату страхового обеспечения членам семьи военнослужащего, является смерть военнослужащего в период прохождения военной службы, т.е. в промежуток между днем начала военной службы и днем ее окончания, либо когда смерть наступила в течение одного года после увольнения с военной службы вследствие повреждения здоровья, полученного в период прохождения военной службы.

Размеры страховых сумм, выплачиваемых членам семей погибших (умерших) военнослужащих, определяются исходя из окладов месячного денежного содержания этих военнослужащих, включающих в себя месячные оклады по занимаемой должности и месячные оклады по воинскому званию. При этом военнослужащим, проходящим военную службу по призыву, размеры страховых сумм определяются исходя из минимального месячного оклада по занимаемой должности и месячного оклада по воинскому званию, установленных для военнослужащих, проходящих военную службу по контракту.

Судебная защита права умершего (погибшего) военнослужащего при получении жилищной субсидии из федерального бюджета его наследниками

Согласно действующему законодательству, вдовы, дети, а также иные наследники военнослужащих, которые погибли или умерли на военной службе, имеют право на получение жилищной субсидии. Также все льготы, которым пользовался офицер, рядовой, переходят и к его вдове (супруге). Пользоваться ими она может до того момента, пока снова не выйдет замуж.

«Членам семей военнослужащих, погибших (умерших) в период прохождения военной службы, и членам семей граждан, проходивших военную службу по контракту и погибших (умерших) после увольнения с военной службы общая продолжительность военной службы которых составляет 10 лет и более, признанным нуждающимися в жилых помещениях в соответствии с настоящим Федеральным законом до гибели (смерти) военнослужащего или гражданина, уволенного с военной службы, жилые помещения предоставляются в порядке и на условиях, которые предусмотрены пунктом 1 статьи 15 и статьей 15.1 настоящего Федерального закона.»

Вместе с тем право на выплату ежемесячной денежной компенсации у члена семьи военнослужащего, погибшего (умершего) при исполнении обязанностей военной службы, возникает с даты вступления в силу Федерального закона № 306-ФЗ, т.е. с 1 января 2012 г., положениями которого предусмотрена выплата ежемесячной денежной компенсации данной категории лиц при наличии перечисленных в части 9 статьи 3 закона обстоятельств. При этом, с учётом того, что Федеральный закон № 306-ФЗ не содержит положений, направленных на придание ему обратной силы, выплата указанной денежной компенсации за прошлое время, то есть с даты гибели (смерти) военнослужащего, наступившей при исполнении обязанностей военной службы до января 2012 1 г., не допускается.

Решением Суоярвского районного суда Республики Карелия от 8 июля 2013 г. исковые требования Борисовой А.И. удовлетворены. Суд признал незаконным отказ ГКУ СЗ РК «Центр социальной работы Суоярвского района» от 31 июля 2012 г. в назначении Борисовой А.И. ежемесячной денежной компенсации как члену семьи погибшего при исполнении обязанностей военной службы военнослужащего и обязал ответчика назначить Борисовой А.И. указанную компенсацию в размере руб. с 1 января 2012 г., подлежащую индексации в установленном законом порядке.

Выплаты членам семьи в результате смерти военнослужащегосудебная практика

Решением от 30 марта 2009 г. Ногайский районный суд Республики Дагестан, применив к спорным правоотношениям положения гл. 59 ГК РФ, удовлетворил исковые требования в части взыскания с МВД России в пользу И.В. Щегловой и ее детей единовременно задолженности по ежемесячным выплатам в счет возмещения вреда, понесенного в связи со смертью кормильца (за период со дня его смерти по 31 января 2009 г.), и возложил на ответчика обязанность выплачивать ежемесячно по 7 574 руб. начиная с 1 февраля 2009 г. с последующей индексацией в соответствии с действующим законодательством И.В. Щегловой — до исполнения младшей дочери 14 лет, каждому ребенку — до его совершеннолетия, а в случае обучения в учебном заведении по очной форме — до окончания обучения, но не более чем до 23 лет.
Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда Республики Дагестан кассационным определением от 13 мая 2009 г. данное решение отменила и направила дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции, указав, что ему следует более полно и всесторонне исследовать юридически значимые обстоятельства, в частности, касающиеся вопроса о доказательствах, свидетельствующих о наличии или отсутствии виновных действий со стороны МВД России при ликвидации пожара, в результате которого погиб муж истицы, а также принять во внимание, что единовременное пособие, выплачиваемое на основании п. 2 ст. 18 Федерального закона «О статусе военнослужащих», не относится к страховым выплатам, осуществляемым, как это предусмотрено п. 1 той же статьи, в порядке обязательного государственного личного страхования военнослужащих за счет средств федерального бюджета.

В результате, если произвести соответствующие расчеты, то исходя из установленных на сегодняшний день окладов денежного содержания военнослужащих, в случае гибели при исполнении обязанностей военной службы, например, рядового, проходящего военную службу по контракту на должности стрелка мотострелкового подразделения, имеющего выслугу на военной службе пять лет, каждому члену его семьи, находившемуся на его иждивении, будет назначена пенсия по случаю потери кормильца в размере 3 028,6 руб. в месяц (с учетом доплаты в размере 1 тыс. руб., предусмотренной Указом Президента Российской Федерации от 18 февраля 2005 г. N 176). Пенсия по случаю потери кормильца членов семьи погибшего капитана, командира роты с выслугой 10 лет составит 4 609,6 руб. в месяц (включая ежемесячную доплату).

Страховые выплаты военнослужащим

  • гибель военнослужащего в период прохождения службы или во время военных сборов; [2, ст. 4, абзац 2]
  • смерть из-за военной травмы или заболевания, полученных в период несения службы или прохождения военных сборов (если покойный скончался в течение года после увольнения со службы или окончания сборов). [2, ст. 4, абзац 3]

При выходе на заслуженный отдых военный пенсионер по заявлению может получить накопительную часть единоразово. В случае его смерти выплата передается по наследству, если в завещании указан наследник, то право на получение накоплений переходит ему. Если же документа нет, получить выплаты могут дети или супруга и т. д.