Отличие Вымогательства От Самоуправства 2021

Отличие Вымогательства От Самоуправства 2021

Изменение экономических условий в современной России, постоянное определение новых целей и задач и их достижение в результате дальнейшего роста экономики неминуемо сказывается и на криминогенной ситуации в стране. В результате изменений которым подвергаются способы вымогательства, появляется много схожих черт с другими составами преступления, в связи с чем, у правоохранительных органов возникают сложности при отграничении вымогательства от смежных составов преступлений. Поэтому к данной категории можно отнести любые действия, в том числе, предъявление незаконных

Как справедливо отмечают криминологи, зачастую сложность отграничения вымогательства от самоуправства представляет отсутствие четкого определения характера противоправных действий в Уголовном кодексе РФ. «Поэтому к данной категории можно отнести любые действия, в том числе, предъявление незаконных требований по передаче имущества, совершения действий имущественного характера, которые могут сопровождаться угрозами.

«В ранее действовавших разъяснениях нет некоторых понятий, использованных Судом в Постановлении № 56, поскольку в то время просто не существовало, например определений коммерческой, налоговой тайны и т. п.», – добавляет Константин Кудряшов. «Новое постановление безусловно полезно уже только потому, что принято во время действующего сегодня УК РФ», – заключает Антон Матюшенко.

«Ряд правовых позиций, нашедших свое отражение в новом постановлении ВС РФ, в той или иной степени плавно перетек из старого постановления 1990 года. К таким, в частности, можно отнести положение о неоднократных требованиях передачи одного и того же имущества, которые не образуют совокупности преступлений (п. 3а Постановления № 3, п. 8 Постановления № 56), вопросы отграничения грабежа и разбоя от вымогательства, соединенного с насилием (п. 2 Постановления № 3, п. 10 Постановления № 56) и др.

Правовые аспекты и нюансы вымогательства

В соответствии с юридическим определением вымогательства, как вида преступления, его следует относить к преступным деяниям, направленным на присвоение чужого имущества, но без признаков хищения. При ведении уголовного производства следует строго разделять понятия различных видов преступлений. Например, при квалификации преступления вымогательство, в нем можно рассмотреть признаки разбоя, самоуправства или грабежа, однако каждое из перечисленных преступных деяний имеет свои характерные особенности, детализация которых будет дана ниже.

При изучении такого вида противоправных действий, как вымогательство ст. 163 УК РФ, появляются вопросы, требующие дополнительных разъяснений и детальных ответов. Вымогательство, как отдельный вид преступлений, имеет множество уголовных и правовых нюансов и аспектов. Только разобравшись них, можно сделать верные выводы и найти правильные решения.

Отграничение самоуправства от вымогательства

Н. СКОРИЛКИНА, С. ДАДОНОВ, А. АННЕНКОВ
Н. Скорилкина, начальник кафедры Тульского филиала Юридического института МВД России, кандидат юридических наук.
С. Дадонов.
А. Анненков.
Преступные посягательства в сфере установленного порядка осуществления прав и законных интересов граждан, а также частных, общественных и государственных организаций уголовное законодательство рассматривает как самоуправство. Причем следует сказать, что отказ граждан от урегулирования имущественных споров правовыми средствами зачастую сопровождается применением насилия или угрозами его применения, что в свою очередь создает трудности в отграничении указанных действий от вымогательства.
Уголовно — правовой анализ рассматриваемых преступлений позволяет выявить следующие критерии для их разграничения.
Во-первых, по объекту посягательства. Непосредственный объект самоуправства — общественные отношения, обеспечивающие основанный на положениях закона или иных нормативных правовых актов порядок совершения каких-либо действий по приобретению, изменению и прекращению прав, а также реализации физическими и юридическими лицами своих обязанностей. При этом важно учитывать, что в известном смысле совершение любого умышленного преступления является самовольным актом. Многие преступные деяния, предусмотренные в различных главах УК, бесспорно, являются таковыми; не исключение и вымогательство. Но, в отличие от самоуправства, непосредственный объект вымогательства включает в себя иные группы общественных отношений: 1) общественные отношения собственности, независимо от ее формы; 2) общественные отношения, обеспечивающие физические и моральные блага личности. Таким образом, если действия лица не сопряжены с нарушением установленного определенным правовым актом порядка их осуществления, то они либо образуют состав иного (не самоуправства) преступления, либо вообще не преступны.
Во-вторых, в качестве факультативного признака состава преступления диспозиция вымогательства, в отличие от самоуправства, предусматривает предмет преступления. В случаях, когда деяние выражается в требовании передачи чужого имущества, вымогательство является предметным преступлением, а в случаях выражения притязаний вымогателя в требовании передачи права на имущество или совершения других действий имущественного характера — беспредметным .
———————————
См.: Гаухман Л.Д., Максимов С.В. Ответственность за преступления против собственности. М., 1997, с. 118 — 119.
Изложенное позволяет сделать вывод, что вымогательству присущи исключительно имущественные, стоимостные характеристики. Самоуправство же далеко не всегда преследует имущественные интересы. Кроме того, исходя из диспозиции ст. 163 УК вымогательство возможно лишь в отношении чужого имущества, на которое посягающий не имеет ни действительного, ни предполагаемого права. При этом под действительным правом понимается такое право, которым лицо обладает на законном основании. Самоуправными действия будут в том случае, когда виновный нарушает порядок реализации этого права (например, лицо, получившее на законном основании ордер на квартиру, не дожидаясь выезда прежних жильцов, самовольно ее занимает).
Под предполагаемым понимается право, которое в действительности не принадлежит лицу, однако оно ошибочно считает, что таким правом наделено (например, самовольно, без обращения в суд, забирает спорное имущество, полагая, что таковое принадлежит ему).
Таким образом, если кредитор самостоятельно восстанавливает свои имущественные права, на которые он имеет действительное или предполагаемое право, то даже при насильственном возмещении долга действия такого лица следует квалифицировать как самоуправство.
Третьим основанием для разграничения рассматриваемых посягательств выступают признаки, характеризующие их объективную сторону.
Объективная сторона вымогательства заключается только в активных действиях виновного, вынуждающих потерпевшего выполнить имущественное требование вымогателя. Диспозиция ст. 330 УК также содержит указание на возможность выполнения объективной стороны данного преступления только путем совершения каких-либо действий. Однако, по нашему мнению, нарушением установленного порядка в смысле ст. 330 УК РФ в отдельных случаях следует признать и бездействие лица, когда виновный был обязан действовать согласно правовому акту, договору или иному решению граждан или должностных лиц (например, отказ от передачи руководителем предприятия своих полномочий лицу, вновь назначенному на эту должность).
Поэтому представляется необходимым дополнить лексическую конструкцию диспозиции ст. 330 УК «совершение каких-либо действий» словами «или отказ от обязанности их совершения».
Кроме того, в отличие от вымогательства, самоуправство предполагает, что правомерность того или иного действия (бездействия) оспаривается организацией или гражданином. Причем, по смыслу ст. 330, оспаривать их можно не только в суде либо административном органе, но и вне их. По нашему мнению, оспариваемость заключает в себе двустороннее предположение о наличии действительного или предполагаемого права. При вымогательстве требование обращено на чужое имущество, поэтому в подобных ситуациях нельзя говорить об обоюдности действительных или предполагаемых прав сторон. Исключительными правами на то или иное имущество обладает лишь потерпевший.
Представляется важным провести разграничение самоуправства и вымогательства по интенсивности и характеру применяемого насилия. Так, диспозиция ч. 1 ст. 163 УК содержит положение о том, что вымогатель сопровождает свои требования угрозами применения насилия, уничтожения или повреждения чужого имущества, распространения сведений, позорящих потерпевшего или его близких. Напротив, ч. 1 ст. 330 УК исключает всякое, в том числе и информационное, насилие. А по смыслу ч. 2 ст. 330 УК применение насилия следует рассматривать как причинение потерпевшему вреда любой степени тяжести посредством физического воздействия на него. Психическое насилие применительно к самоуправству представляет собой выраженное словесно или в действиях намерение причинить смерть, вред здоровью, нанести побои, совершить иные насильственные действия в отношении потерпевшего, а также ограничить свободу передвижения.
Это позволяет сделать вывод о том, что психическое насилие, как конструктивный признак объективной стороны самоуправства, в отличие от вымогательства, ограничено лишь нарушением телесной неприкосновенности потерпевшего. Важно учитывать и то обстоятельство, что насилие при самоуправстве является средством реализации своего действительного или предполагаемого права, а при вымогательстве — незаконных требований виновного.
По своей конструкции состав преступления, предусмотренный ст. 330 УК, материальный. В связи с этим самоуправство считается оконченным в момент наступления последствий в виде существенного вреда. Причем причиненный вред может носить как имущественный, так и иной характер. Напротив, состав вымогательства сконструирован как формально — материальный. Это преступление считается оконченным с момента предъявления требования о передаче имущества под угрозой причинения вреда потерпевшему или его близким. Предусмотренный же ч. 3 ст. 163 УК тяжкий вред здоровью может быть инкриминирован лишь в случае реального его причинения.
Следует также иметь в виду, что в соответствии с ч. 2 ст. 30 УК приготовление к самоуправству, в отличие от квалифицированного вымогательства, не влечет уголовной ответственности.
Четвертый критерий разграничения самоуправства и вымогательства состоит в субъективной стороне рассматриваемых посягательств. Так, вымогательство по своей юридической природе представляет корыстно — насильственное преступление, совершаемое только с прямым умыслом. Содержанием корысти при этом является побуждение и стремление вымогателя обогатиться путем завладения имуществом или правами на имущество либо в результате совершения потерпевшим выгодных виновному действий имущественного характера.
Субъективная сторона самоуправства характеризуется как прямым, так и косвенным умыслом. Виновный осознает, что он самовольно, вопреки установленному законом или иным нормативно — правовым актом порядку, совершает действия или отказывается от обязанности совершения таковых, правомерность которых оспаривается, предвидит, что причиняет существенный вред, и желает его причинить (прямой умысел) или сознательно его допускает либо безразлично относится к возможности его наступления (косвенный умысел). Корыстная мотивация далеко не всегда составляет основу рассматриваемого преступного деяния.
Самоуправство от вымогательства отличают и возрастные характеристики субъектов этих преступлений. Субъектом вымогательства в соответствии с ч. 2 ст. 20 УК является лицо, достигшее ко времени совершения преступления 14-ти лет. Субъект самоуправства общий, т.е. лицо, достигшее 16-ти лет.
ССЫЛКИ НА ПРАВОВЫЕ АКТЫ

Еще почитать --->  Муниципальные служащие в административном праве статья в журнале

Стешкин В.В. встретил на улице Петрова Е.Т. Он приставил к его горлу нож и потребовал отдать кошелек, обещая прирезать, если тот не повинуется. Данное деяние будет квалифицировано как разбой (ч. 1 ст. 162 УК РФ), даже если Стешкину в итоге не удастся заполучить имущество Петрова.

  • потерпевший или иные лица не видят вора и совершения преступления;
  • они не осознают, что совершается преступление (например, вор взял оставленную на лавочке сумку, прохожие полагали, что она принадлежала ему);
  • кража совершается в присутствии близких вору лиц (не только родственников, но и иных, если преступник уверен, что они не расскажут никому о его деянии).