Не Сажать За Экономическое Преступление Первый Раз

Бизнесменов не будут сажать в тюрьму за мелкие экономические преступления

Автором документа выступил Президент Владимир Путин. Изменения будут внесены в статьи 761 и 1451 Уголовного кодекса и Уголовно-процессуального кодекса. Поправки дополняют перечень преступлений в сфере экономической деятельности мошенническими преступлениями небольшой тяжести. Например, в сфере кредитования, при получении выплат, с использованием электронных средств платежа, в сфере страхования. Также документ касается присвоения авторства или плагиата, растраты.

Кроме того, расширяется перечень уголовных дел частно-публичного обвинения такими преступлениями: необоснованный отказ в приеме на работу или необоснованное увольнение лица, достигшего предпенсионного возраста, незаконное получение кредита, злостное уклонение от погашения кредиторской задолженности.

Часть бизнесменов, отбывающих тюремные сроки по сфабрикованным обвинениям в экономических преступлениях, надеялись выйти на свободу по обещанной к Дню Победы амнистии. Другие предприниматели, бизнес которых приглянулся отечественным правоохранителям, ждали прекращения преследования. Однако внесенный в Госдуму проект амнистии (более подробно см. «На волю к юбилею», «Ведомости» от 22.03.2010) лишает большинство осужденных возможности вернуться к привычной деятельности.
На первый взгляд многие предприниматели, осужденные из-за размытых формулировок статей УК «мошенничество» и «растрата» и по экономическим статьям УК (а их у нас более 30) могут выйти из-за решетки или освободиться от уголовного преследования. Отдельные пункты этих статей считаются преступлениями небольшой и средней тяжести (наказание до двух и пяти лет лишения свободы соответственно). Однако среди заключенных бизнесменов лишь немногие могут надеяться на близкую свободу. Стоит вспомнить анекдот сталинских времен, в котором надзиратель говорит заключенному: «Ни за что у нас не 10 лет, а пять дают». Сейчас законопослушный предприниматель, не желающий делиться или платить взятки по повышенному тарифу, может получить больше пяти лет. Мошенничество или растрата в крупном размере (больше 250 000 руб.) или с использованием служебного положения (типичная статья для директора или главного бухгалтера) — это уже до шести лет лишения свободы, т. е. тяжкое преступление. Если же следствие докажет, что директор и главбух действовали в составе организованной группы, то им грозит уже до 10 лет. Контрабанда с сокрытием от таможенного контроля либо сопряженная с недекларированием или недостоверным декларированием (188-я статья УК) — это тяжкое преступление (до семи лет). Если в ней виновен директор и главбух, им грозит уже до 12 лет (особо тяжкое преступление), т. е. их шансы на амнистию равны нулю.
Впрочем, даже те предприниматели, которым следователи не смогли насчитать больше 250 000 руб. нанесенного ущерба, тоже не могут спать спокойно. Им грозят обвинения по статьям «легализация (или отмывание) денежных средств или иного имущества, полученного преступным путем». Эти деяния с использованием служебного положения или по предварительному сговору тянут до восьми лет, а в составе группы — все 15.
Правоохранители добавляют эти обвинения к другим статьям, чтобы повысить цену прекращения преследования. Мещанский суд, давший Михаилу Ходорковскому и Платону Лебедеву «всего лишь» по девять лет за хищение миллиардных сумм, выглядит на фоне некоторых нынешних дел образцом гуманности. Столичный предприниматель Олег Рощин за контрабанду и отмывание 126 млн руб. (при том что таможня и налоговики не имели претензий к компании) получил в Перовском райсуде Москвы 18 лет строгого режима (!), главный бухгалтер Инна Бажибина — 15 лет лишения свободы. Они могут надеяться только на пересмотр приговора вышестоящими инстанциями. По данным Судебного департамента, за мошенничество в 2008-2009 гг. были осуждены более 69 000 человек, за присвоение или растрату — почти 23 000. За экономические преступления (без учета статей 201 и 204 — злоупотребление полномочиями и коммерческий подкуп) были наказаны около 21 500. Примерно половина этих людей, по расчетам экспертов, получили реальные сроки. Осужденные бизнесмены имеют меньше шансов на свободу, чем осужденные по той же статье наперсточники или коррумпированные чиновники.
Причудлива конструкция весов отечественной Фемиды: бизнесмен, присвоивший 126 млн руб., оказался для нее страшнее, чем чиновник, чье лихоимство нанесло казне всемеро больший ущерб. Находкинский горсуд Приморского края приговорил 9 марта 2010 г. бывшего начальника таможенного поста «Морской порт Находка» Сергея Панина за организацию канала контрабанды, из-за которого государство недосчиталось 860 млн руб., к трем годам и двум месяцам лишения свободы. Условно. Если приговор не пересмотрят, Панина амнистируют.

Еще почитать --->  Если приставы не смогут взыскать с тех у кого нет прожиточного минимума банки перестанут выдавать потребительские кредиты

«Безусловно, мы будем делать все, чтобы связанность страны была обеспечена, в том числе будем поддерживать эти льготы по перевозкам. У нас по определенным возрастным категориям действуют эти тарифы. Действительно, для этих компаний надо посчитать, насколько велики их убытки, они счетоводы очень искусные, все время прикрываются какими-то международными стандартами, которые некоторые эксперты считают жульническими. Они правда стараются действовать в рамках международных стандартов. Там компьютер просто считает тупо, сколько заявок, сколько потребностей, исходя из этого просто взвинчивают цены».

Владимир Путин президент Российской Федерации «Нет необходимости по экономическим статьям человека сажать за решетку, выбирать в качестве меры пресечения содержание под стражей. Есть другие формы: это и подписка о невыезде, и домашний арест, и так далее. Нужно найти этот баланс между интересами государства и конкретными физическими лицами либо групповыми интересами, но нет никакой необходимости излишне прибегать к таким крайним мерам, как содержание под стражей. Я уже Генеральной прокуратуре об этом говорил, мы разговаривали с председателем Верховного суда, у нас уже принят целый набор мер, связанных с либерализацией, мы будем двигаться по этому направлению».

За экономические преступления сажать не будут в России

Для лиц, которые совершили международное экономическое преступление или преступление против общества в целом, сроки давности не применяются. Истечение сроков давности может быть приостановлено в том случае, если лицо, которое совершило экономическое правонарушение, уклоняется от уголовной ответственности. Как известно, «легкие и большие деньги имеют две стороны медали: с одной стороны, это быстрая нажива, с другой – проблемы с правоохранительными органами. УК РФ сроки давности по финансовым преступлениям истекают в зависимости от тяжести совершенного правонарушения.

Экономические преступления – это деяние, признающееся противозаконным и приносящее материальный ущерб лицам, организациям, государству . Такие поступки довольно частое явление и проявляются в различных отраслях народного хозяйства. Чаще всего это – обман покупателей и ведение предпринимательской деятельности незаконным путем.

За экономические преступления не будут до суда сажать под арест

Дмитрий Медведев: «Я предлагаю изменить законодательство, в частности установить достаточно высокий размер залога, который должен варьироваться от 500 тысяч рублей минимум, естественно, при совершении достаточно серьезных действий, и минимальный размер залога — от 100 тысяч рублей при преступлениях совсем небольшой тяжести».

Когда «кошмарят» бизнес, кошмары являются не только предпринимателям. Это проблема всего общества, его экономического роста. В развитых странах малый и средний бизнес — это более половины всей экономики. У нас — не больше 20 процентов. Дмитрий Медведев не раз выступал с законодательными инициативами, облегчающими полную проблем жизнь российского предпринимателя. В частности, президент требовал, чтобы наказания за экономические престпулениями стали разумными. Сажать за решетку — лишь в крайних случаях. В иных вполне подойдет подписка о невыезде или залог.

Но с учетом озвученных поправок в УПК, налоговый орган теперь не ограничен этой обязанностью, он может предоставить в следственные органы и данные, например, лишь о предполагаемом налоговом правонарушении, содержащем признаки преступления, собранные на этапе предпроверочного анализа или в ходе прочей текущей аналитической и контрольной работы.

При поступлении сообщения о налоговом преступлении от органов дознания (от полицейских проводивших ОРМ), следователь в соответствии с УПК РФ обязан не позднее трех суток с момента поступления такого сообщения направить в налоговый орган (региональное управление ФНС РФ) копию этого сообщения с приложением соответствующих документов и предварительного расчета предполагаемой суммы недоимки по налогам и (или) сборам. Налоговый орган в течение 15 суток с момента получения материалов, должен рассмотреть их и направить в ответ следователю:

Еще почитать --->  Характеристика дана для представления по месту требования

Верховный суд предложил смягчить наказания по; экономическим преступлениям

В этом случае суд получал бы право прекратить уголовное дело, назначив штраф или обязательные работы, а наказанный избежал бы отметки о судимости в биографии. В пояснительной записке отмечалось, что нововведение обеспечит гуманизацию уголовного наказания, а также существенную экономию сил и средств при рассмотрении новой категории дел. Но законопроект получил отрицательный отзыв правительства (там решили, что он не учитывает интересы потерпевших) и был оставлен без движения.

Руководитель службы правовой экспертизы уполномоченного при президенте по защите прав предпринимателей Алексей Рябов видит в инициативе Верховного суда скорее положительную тенденцию. Усиления давления на предпринимателей точно не произойдёт и даже можно ждать некоторого облегчения, прогнозирует он. Однако насколько эффективным окажется такой механизм — зависит от судебной системы, предупреждает Рябов.

Медведев призвал не сажать в тюрьму за экономические преступления

Пакет поправок в законодательство, запрещающих сажать в СИЗО обвиняемых (если они не скрываются от следствия) в налоговых преступлениях (ст. 198-199.1 Уголовного кодекса, УК), Госдума уже приняла в среду в третьем чтении. Зампред бюджетного комитета Госдумы Андрей Макаров и замруководителя фракции «Единая Россия» Валерий Рязанский говорили ранее «Ведомостям», что готовятся поправки, распространяющие запрет и на некоторые другие экономические преступления.

Некоторые эксперты связывают подобные заявления Дмитрия Медведева с нашумевшим делом юриста фонда Hermitage Сергея Магнитского, которого продержали в СИЗО под следствием 11 месяцев и который умер в тюрьме 16 ноября 2009 года, так и не дождавшись суда. Он был арестован по обвинению в уклонении от уплаты налогов. Коллеги и адвокаты юриста возложили ответственность за его смерть на тюремную администрацию.

Особая зона: должны ли бизнесмены «сидеть» отдельно

Ули Хёнесс — чудесный персонаж. В начале 2014 года его обвинили в неуплате налогов на сумму более 1 млн евро, но с каждым новым слушанием дела сумма неуплаченных налогов росла. Когда она достигла 3 млн евро, Хёнесс решился на чистосердечное признание ради смягчения приговора: он не заплатил 15 млн евро. Однако проверки продолжались, и в обвинительном приговоре значится цифра 27,2 млн евро. В марте 2014 года Ули Хёнесс был приговорен к лишению свободы на три года и шесть месяцев, однако в феврале этого года вышел на свободу, отбыв половину срока. И вернулся к исполнению обязанностей президента «Баварии».

Впрочем, даже если тюрьма общая, внутри нее все равно доступны разные условия содержания: камеры разной степени комфортности и различные услуги. Два года назад журнал «Секрет фирмы» подробно расписал, сколько стоят дополнительные услуги в тюрьме. Например, место в четырехместной камере с другими осужденными коммерсантами и без плесени на стенах тогда стоило 50 тыс. рублей в месяц. «За определенные деньги в любой тюрьме можно получить себе отдельное помещение, телевизор, компьютер, Интернет и так далее, но надо понимать, что за такие условия один день пребывания будет обходиться от пяти до десяти тысяч рублей, — рассказывает Алексей Петропольский. — Естественно, это все делается неофициально, и наиболее привилегированные преступники сидят на совершенно других условиях, нежели все остальные».

«Предприниматель налоги не оплатил или еще что-то – зачем его сажать? Взыскать с него налоги, оштрафовать его – и бюджет пополнен, и человек наказан. В следующий раз он не захочет это делать, потому что будет понимать, что наказание неминуемо. У нас много людей сидит в тюрьмах, которые могли бы работать на экономику страны. Это экономический блок преступлений. Люди сидят не то чтобы ни за что, но нет смысла в том, что они сидят. Они с умными головами, могли бы работать и приносить пользу государству. Другое дело, что с ними нужно проводить работу по взысканию штрафов, направлять в правильное русло», — поделился своим мнением Напсо.

Депутат Госдумы предложил не сажать в тюрьму тех, кто впервые совершил экономическое преступление, но при этом возместил причиненный ущерб и заплатил штраф. Такое мнение высказал первый заместитель председателя комитета Госдумы по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству Юрий Напсо, сообщает PRIMPRESS со ссылкой на ИА «Москва».

Еще почитать --->  Какой класс спецоценки условий труда у уборщика производственных помещений в здравоохранении

Законопроектом расширяется круг лиц, в отношении которых не может быть избрана такая мера пресечения, как содержание под стражей. Как следует из документа, речь идет в первую очередь о привлекаемых к ответственности за экономические преступления предпринимателях.

«Заключение под стражу… не может быть применено в отношении подозреваемого или обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных статьями 159 частями первой — четвертой, 159.1 — 159.3, 159.5, 159.6, 160, 165 и 201 Уголовного кодекса РФ, если эти преступления совершены индивидуальным предпринимателем в связи с осуществлением им предпринимательской деятельности и (или) управлением принадлежащим ему имуществом, используемым в целях предпринимательской деятельности, либо если эти преступления совершены членом органа управления коммерческой организации в связи с осуществлением им полномочий по управлению организацией либо в связи с осуществлением коммерческой организацией предпринимательской или иной экономической деятельности, а также статьями 159 частями пятой — седьмой, 171, 171.1, 171.3 — 172.3, 173.1 — 174.1, 176 — 178, 180, 181, 183, 185 — 185.4 и 190 — 199.4 УК РФ», — говорится в законопроекте.

Верховный суд предложил не сажать за экономические преступления

Мошенничество и налоговые преступления, в том числе и в предпринимательской сфере, могут стать уголовным проступком. С соответствующим предложением выступил Пленум Верховного суда. Главное условие — правонарушение совершено впервые, без применения насилия и вне преступной группы. Юристы инициативу поддержали, однако напомнили, что похожие идеи ранее уже озвучивали, но результата это не дало.

Отметим, что впервые Пленум Верховного суда представил законопроект об уголовном проступке в октябре 17-го. Спустя год он добрался до Госдумы, но инициатива не нашла поддержки депутатов. Против выступили и члены правительства, которые отметили, что послабления не учитывают интересы потерпевших, а значит, противоречат Конституции. Как бы то ни было, за два года многое изменилось, сейчас у инициативы гораздо больше шансов.

Овчинский, в целом разделяющий идею либерализации уголовного законодательства, выступил резко против части поправок, отменяющих нижний порог санкций за некоторые опасные преступления. В частности, он высказал несогласие с тем, что, в соответствии с предлагаемыми поправками, судьям фактически разрешается отпускать на свободу осужденных за грабеж, разбой, квалифицированную кражу, причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего. «Первое, что вызывает протест: теперь человек, совершивший преступление средней тяжести или даже тяжелое, может получить условно-досрочное освобождение. Такого нет нигде в мире!», – сообщил Владимир Овчинский.

Правда, это не коснется преступлений в составе организованной группы и с особо крупным ущербом (от 6 млн руб.), преступлений, связанных с отмыванием и сбытом имущества (ст. 174-175), фальсификацией реестра ценных бумаг (ст. 170.1), разглашением коммерческой тайны (ст. 183).

Слышал, что в России сажают за репосты

Экстремизм — довольно обширное определение. Под него подходит и марш по Тверской с демонстрацией нацистской свастики, и приглашение на этот марш, чтобы пропагандировать идеологию фашизма, и пост в блоге с призывом выходить замуж за мужчин определенной национальности, возвышая их над другими, даже если там сказано, что это личное мнение.

В России и в других странах есть законы, которые запрещают распространять экстремистские сообщения, разжигать вражду и ненависть, оскорблять чувства верующих. Задача этих законов — чтобы люди разных религий, национальностей или социальных групп не начали враждовать, а одна социальная группа не решила, что она выше другой и ей больше позволено.